Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

«Живу и буду жить…»

21.11.2017, 18:41      Новости Минусинска

Нет, вы в окопах не сидели, Взрывов не видели, огня. Но мало спали, плохо ели И очень быстро повзрослели: Без слез, труда – ни дня, ни дня…

Эти строчки родились сами собой после общения с героиней нашей заметки – Валентиной Андреевной Рихиревой. И пусть они будут посвящены не только ей в честь 80-летнего юбилея, но и всем детям войны – за их недетское мужество, выдержку, терпение…

– Родилась я в Знаменке Минусинского района, – начала свою историю Валентина Андреевна. – Пятой в семье. После меня появилась еще младшая сестренка Нина. Когда в 1941-м папу ( Андрей Романович Благодатский ) забрали на фронт, мне было четыре года, ей – один. Мы, конечно же, не помнили отца… Знаем его только по рассказам старшей сестры и братьев. Папа был очень хороший, трудолюбивый. До войны работал на конюшне Знаменского спиртзавода.

Дети и супруга ждали домой отца и мужа, а вместо него через год пришла похоронка. Этот день врезался в память нашей героини на всю жизнь, потому что такое нельзя забыть или выбросить из сердца… Похоронка пришла ровно на Рождество. Лена, Валя и совсем крохотная Нина, сидя на теплой печке, с нетерпением облизывали губы, ожидая, пока их мама, Екатерина Васильевна, испечет пироги – такое долгожданное, редкое кушанье на праздник. Почтальонша Клавдия, которую сельчанки всегда встречали с замиранием сердца, не зная, какую новость она принесла на этот раз – радостную или горькую, – вошла в дом. Увидев ее, Екатерина Васильевна оцепенела с листом стряпни в руках. Застыла, усевшись на табуреточку, и Клавдия.

– Она долго так сидела, ничего не говорила, – вспоминает наша героиня. – Мама наконец повернулась к ней и сказала: «Клавдия, не с хорошей вестью ты к нам пришла, я чувствую». А почтальонша ответила: «Катя, мужайся: нет больше твоего Андрея». Как мы все заголосили!..

Не в силах больше говорить, Валентина Андреевна и сама замолкает на несколько секунд, словно злосчастная сцена страшного известия вновь проходит перед ее глазами, точно это было вчера. Слезы… Мы молчим немного… Дочери бойца тяжело вспоминать, как на мине ее отцу оторвало ноги и он, мучаясь в агонии, умер в госпитале.

– Мама одна осталась с шестью детьми, – продолжает ветеран. – Но что делать, ведь нас как-то поднимать надо было. И война еще шла вовсю. В каждой семье – все для фронта, все для победы. Питались впроголодь, суп с лебедой варили. Летом мама отправляла нас за ягодой. Самой-то некогда было: с шести утра – на завод, домой поздно возвращалась. Мы наберем брусники, засыплем в бочку. Мамочка водой ее зальет, в кладовку поставит. Как мороз – все это застывало. Пойдет, нарубит нам куски льда с ягодой – вот и зимнее лакомство. О сладостях мы ничего не знали тогда, даже почти забыли, что такое сахар. Бывало, мама принесет его немного с завода, по ложке на стол положит, и не знаешь, то ли его есть, то ли просто смотреть на него. Огород, конечно, поддерживал. Он у нас был большой, овощей сажали много. Мы пололи грядки, пока мама на работе. В школу я пошла только в 46-м – с сестрой были одни валенки на двоих…

С 13-ти лет Валя жила в Канске, у старшего брата Сергея, который служил офицером Советской армии. Там же в 1954-м девушка поступила в педучилище. А уже со второго курса, когда брат попал под сокращение, вернулась в родные края и получала образование учителя начальных классов в Минусинском педагогическом училище.

– Группа у нас была очень дружная, – вспоминает Валентина Андреевна. – Учились хорошо, участвовали в самодеятельности, пели в хоре. А по выходным – в театр на танцы.

Здесь многие девчонки встречали свою любовь, но с будущим супругом, Виталием Леонидовичем, Валя познакомилась в более узком кругу – на дне рождении у сокурсницы.

– Он мне сразу понравился, – вспоминает наша героиня. – И я ему. Мне кажется, это была любовь с первого взгляда. Во время ухаживания он ни разу не позволил себе наглости или грубости по отношению ко мне. У нас была чистая дружба. Когда уже после свадьбы я спросила: «Почему?», ответил: «Я с самого начала понял, что именно ты – моя жена, и мы обязательно поженимся». Три года мы дружили. Каждый день, конечно, не встречались, только по выходным. Телефонов, сотовых тогда не было. Потанцевали, до дома проводил – и до свидания!

На последнем курсе девушка вышла замуж. Молодой супруг на тот момент тоже оканчивал училище, только другое – сельскохозяйственное. После свадьбы год проработали по специальностям в Курагинском районе, затем переехали в Знаменку. Здесь до 1965 года Валентина Андреевна работала в школе.

– Потом мы в Туву переехали, – рассказывает она. – Думали, там жизнь лучше будет. Но хорошо, как известно, там, где нас нет… Я заведующей детским садом в совхозе Межегей работала, муж – председателем местного профсоюзного комитета. А когда там начались беспорядки – мы уехали, вернулись в Минусинск. В 70-х я работала в Горгазе сначала кассиром, потом экономистом. И тут нам романтики захотелось… Да и думали, что зарплаты хорошие будут – устроились на железную дорогу. С 1983 года 10 лет мы с мужем отъездили проводниками на поезде «Абакан – Москва». Внук Рома, еще до школы, просился с нами – иногда и его брали с собой.

С железной дороги наша героиня пошла на пенсию. Супруга она похоронила 22 года назад – инфаркт.

– А больше мне замуж и не хотелось, – говорит Валентина Андреевна. – Любила его всегда и до сих пор люблю. Была у меня подруга лучшая – поддерживала долгие годы после смерти мужа, но теперь и ее не стало… Но, знаете, скучать некогда: взрослые дочь, сын, внуки и правнуки. Всех их я очень люблю, а значит – живу и буду жить…

Елена БЫЗОВА (Фото автора)
Источник: vtruda.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях..

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования